ВОСЕМЬ ЛЕТ БОРЬБЫ - ВОСЕМЬ ЛЕТ ПОБЕД


НИКТО ПУТИ ПРОЙДЕННОГО У НАС НЕ ОТБЕРЕТ
КОМСОМОЛЬСКИЙ ПРИВЕТ ГЕРОЯМ-КРАСНОЗНАМЕНЦАМ-ВОЛОЧАЕВЦАМ


        Боевой путь волочаевцев
        Март 1920 года.
        Партизанские отряды занимают Уссурийскую железную дорогу.
        Под командой Мелехова мелкие отряды в районе гор. Имана соединяются в один отряд.
        Дисциплина слабая, командиры неопытны.
        В выступлении против японцев под Спасском в апреле месяце отряд терпит неудачу и с большими потерями возвращается к гор. Иману, где переформировывается и пополняется. Японцы совершают переворот в Хабаровске. Отряд, направленный сюда, вторично терпит неудачу - отступает, не приняв боя.
        Это первые боевые уроки.
        Будущий Волочаевский полк крепнет, тов. Якутин в середине апреля околачивает отряд заново, доведя количество штыков до восьмисот и ведет отряд по левому берегу Амура, в район дер. Н. Спасское и далее на ст. Волочаевку. На ст. Бира из отряда формируется 2-й Советский полк, который под командованием тов. Флегонтова успешно отбивает ряд наступлений интервентов около ст. Покровка.
        После перемирия полк переименовывается в 5-й Советский и в августе уходит на отдых в гор. Благовещенск.
        Затем в момент ликвидации "Читинской пробки" (Семенов) полк перебрасывается на Забайкальский фронт и преследует часть белых. В мае 1921 года, будучи на боевом участке в районе ст. Губерово, после слияния с другими частями, переименовывается в 6-й отдельный стрелковый.
        В период молчановской авантюры наступает полоса боев под Иманом, Бикином-Васильевским, под Логоново и, несмотря на плохое обмундирование, недостаток продовольствия, при сорокаградусных морозах, полк с честью выполняет боевые задачи. Но тяжелые условия сказались - ряды поредели (под раз'ездом Ольгохта, например, было около 200 обмороженных).
        В декабре командование перешло к тов. Захарову и с приездом главкома тов. Блюхера в полк были влиты отряд Бунторя, рота Благовещенского ГПУ, некоторые маршевые команды. Пополнился и комполитсостав.
        С 25 января по 7 февраля полк приводит себя в боевую готовность. В западной части поселка Ин с раннего утра и до ночи идут учебные занятая стрелковых цепей, пристрелка пулеметов и т.д. Полк готовится к решительному бою. Наконец, приходит приказ: в ночь с 10 на 11 февраля занять ст. Волочаевку и уничтожить противника.
        Происходит 48-часовой бой, вписавший в историю гражданской войны на Дальнем Востоке страницы величайшего героизма. При наличии превосходных сил, укреплений, бронепоездов, сильной артиллерии противника - Волочаевка была взята.
        Десятки лет не забудется Волочаевский бой, решивший участь белых банд и исход борьбы за советский ДВ край.
        Полк награждается орденом Красного Знамени, эту высокую награду он получает первым из всех полков на ДВК, а затем после победного движения на восток по пятам дезорганизованного противника, в Хабаровске создается Н-ский Волочаевский ордена Красного Знамени стрелковый полк. В период ликвидации "Земской рати" полк принимает участие в боях под гор. Спасском и проявляет доблесть, отмеченную грамотой комдивизии тов. Покусом.
        В 1923 году остатки белогвардейщины под командой генерала Нечаева в Амурской губернии поднимают кулацкое восстание. Волочаевский полк для подавления восстания выделяет 2 батальона, которые блестяще выполняют задание.
        Наступает передышка.
        Бойцы на отдыхе ведут усиленную военную и политическую учебу.
        Лозунг: "Храни боевые традиции волочаевцев - не забывается ни на миг. Под этим лозунгом проходят жизнь и учеба полка в мирных условиях, под этим же лозунгом, волочаевцы выступают и на фронт против белокитайцев в дни конфликта на КВжд.
        Бой под Лахасусу и Фукдином еще раз показали стальную выправку и революционную несокрушимость Волочаевского полка.
        Сейчас, после частичной демобилизации, сотни волочаевцев брошены на фронт социалистического переустройства города и деревни; демобилизованные красноармейцы, работая председателями сельских советов и военными инструкторами, проводят в жизнь очередные решения партии и советской власти.
        Товарищи, остающиеся в ротах и взводах, держат постоянную связь с селами и колхозами, в порядке социалистического соревнования прорабатывают и помогают местам в проведении посевной кампании и сплошной коллективизации сельского хозяйства.
        Таков путь красноармейцев-волочаевцев.


Размер: 38,8kB, 280x450x96dpi

Тов. Еремин П. - участник боев под Волочаевкой.


        Боевая Волочаевка
        (Текст сочинен в 1923 году).

        Храни былых бойцов заветы,
        Будь смел и предан до конца -
        От лавр пленительной победы
        Вплоть до тернового венка.

        Запомни день, как умирали,
        Как кровью красили поля,
        Как грудью проволоку рвали
        Двенадцатого февраля.

        Храни добытую свободу,
        Чтоб не отнял кровавый царь.
        Служа трудящему народу,
        Люби винтовку и букварь.

        Пусть в сердце врежется на век,
        Как стоном полнилась земля,
        Как гибли, падая на снег,
        На Волочаевских полях.


СПИСОК УБИТЫХ
в бою под Волочаевкой 12-II 1922г.

        Балагов Степан
        Утицкий Сергей
        Волков Василий
        Кузнецов Агеей
        Филиппов Никон
        Коляда Ал-др
        Шевченко Петр
        Черняга Андрей
        Летицкий Михаил
        Кучеренко Илларион
        Сухайлен
        Мудыдан
        Черкешенко Степан
        Полтава Данил
        Клюковский Семен
        Спаев Николай
        Дружинин Петр
        Грика Василий
        Гут Василий
        Ванюшин Федор
        Юдинов Николай
        Тхор Кирилл
        Вавила Илья
        Ефимов Григорий
        Гмиль Василий
        Смирнов Ал-др
        Говорин Спиридон
        Степанов Конст.
        Пиденко Афанас
        Гартман Николай
        Жучкин Борис
        Вишняков Павел
        Ермаков Фома
        Кравцов Владим.
        Климашевич Петр
        Котов Ал-др
        Смородинов Тихон


Размер: 20,7kB, 450x214x100dpi

БОЕВОЙ ПУТЬ.


        ОГОНЬ ПО ОТСТУПАЮЩЕМУ
        Нигамс.

        Вспомни день, как умирали,
        Как кровью красили поля,
        Как грудью проволоку мы рвали
        Двенадцатого февраля.

        Краском Хализов Григорий - участник боя под Волочаевкой. Хализов говорит:
        - Не мастер я рассказывать, да и некогда тогда было смотреть по сторонам, разбираться, запоминать. Крой вперед напролом и баста!
        Хализов задумчиво почесал бровь и усмехнулся.
        - Давно было и некогда было, кажется, запоминать, а вот, поди же ты, вижу всю картину, как сейчас!
        Он закурил папиросу. Глаза оживились. Облокотился на стол. Взял несколько папирос, спичек и начал "чертить" для ясности.
        Вот! Это железная дорога (три пути). Два белогвардейских бронепоезда. Здесь вот сопка Лунка-Карань. Под соткой поселок Волочаевка. С юга полукругом блиндажи и проволочные заграждения, а тут наши части: справа 3-й полк Читинской бригады, слева 3-й батальон, наша пулеметная рота между ними, а второй батальон пошел на- восток, в обход, чтобы перерезать дорогу, по которой двигалось подкрепление белых из Нижне-Спасска.
        Это было 12-го утром.
        До этого мы два дня наступали без толку. Два раза подходили к проволочным заграждениям. Пурхались в снегу. Рвали проволоку чем попало. А степь голая: редкие заросли и кустарник не спасают. Наблюдатель ихний сидит на сопке и видит все, как на ладони. Артиллерия бьет по нам без промаха, а с флангов из пулеметов режут бронепоезда прямо в упор.
        Ну, оставили мы своих ребят на проволоках немало и отступили.
        Спали, конечно, в снегу. С вечера оттепель была, а под утро мороз ударил. 11-го утром 400 человек обморозились. Что у нас за обмундирование тогда было: ботинки или мешки на ногах, вместо полушубков "буферки" бумажные, пиджачки коротенькие. У кого шинель, хоть и рваная, - так это уже целое богатство... А беляки сидят в блиндажах да теплушечках, и никаких гвоздей. Наш бронепоезд во-время не подошел - мосты были сожжены - только вечером 11-го на броневике Блюхер под'ехал и кричит:
        - Степка, подбить броневик противника во что бы то ни стало! - Есть! - отвечает Серышев. Поехали. Ну, поехали и сбили белый бронепоезд с передних скатов. В ту же ночь белые, под прикрытием другого броневика, ухитрились поднять подбитый броневик.
        Наш Читинский полк подошел, броневик у нас теперь есть. Ребята приобродрились. 10-го утром приказ:
        - Взять Волочаевку, и точка.
        Да и без приказа каждый понимал, что без Волочаевки нам хана, Волочаевка - ключ к Приморью.
        Перед колючими проволоками открытая поляна. Остается 200-250 шагов.
        Только мы поднимемся в атаку: - Ур-р-а!
        А они из пулеметов в упор косят, как жнейкой траву. Нет никакой возможности. Артиллерийские наблюдатели у них в передовой цепи, в блиндажах. Снаряды грохаются один на другой. У нас мигом выбили почти весь комсостав. В одном из батальонов третьего полка только помощник комроты на весь батальон остался.
        Командира нашей пулеметной команды Кузнецова Агея ранили. Шекунова ранили, пулеметчиков перебили так, что сразу 20 пулеметов выбыло из строя.
        Мы с Голдобиным, комвзвода, как-то уцелели, лежим рядом, выпускаем ленту за лентой из кольта. Санитары под'ехали, взяли раненых и Кузнецова с ними, положили на сани, от'ехали немного... Как ударит снаряд, другой - сразу два - ни лошади, ни раненых, ни санитаров не осталось.
        Красноармейцы без командиров делают перебежки. Хоть на несколько шагов, а все-таки вперед. Вне себя бойцы. Поднимаются - и в атаку:
        - Бей гадов!
        - Даешь!
        Пробились через проволоку. Подошли вплотную к блиндажам. Только тогда отступили беляки. Пошли наутек в восточном направлении.
        Мы подкатили пулеметы и от блиндажей по ним вдогонку: - Беглый огонь по отступающим!
        Помню, выпустил я пять лент из своего кольта. Шестую начал вставлять и навалился на пулемет рукой. Руку будто вдруг оборвало. Что такое? Смотрю, а ствол красный, как железо, вытащенное из кузнечного горна. Сжег я себе руку в один момент. Ну, да тут не о руке забота. Бросились мы за белыми и гнали их до вечера. Остановились в деревне Дежневке.
        Бронепоезда ихние успели смыться, а взорванный мост помешал нашему их преследовать, да это и не суть важно, - Волочаевка была взята.
        Товарищ Хализов замолчал. Схватил папироску, изображавшую на столе один из вражеских броневиков, и порывисто затянулся.
        - Не мастер я рассказывать, - огорченно закончил он, - разве расскажешь так, как было?


Размер: 36,8kB, 280x450x100dpi

Тов. Хализов - участник Волочаевского боя.


        Воспоминание старого волочаевца тов. Голдобина
        10-го февраля. Враг скрылся за крепкими проволочными заграждениями. Он приготовился к жестокой битве.
        К вечеру мы добрались до креплений. Твердая решимость победить или умереть толкнула нас вперед и мы бросились в атаку. В ответ полился свинцовый дождь пуль и картечи, но это не могло остановить бурного порыва наших бойцов и первая линия обороны противника была взята.
        11 февраля. Мы в окопах. Ночью выпал снег и засыпал и до того продрогших бойцов. На рассвете противник открыл ураганный огонь. Потеряв много людей убитыми и ранеными, мы были вынуждены отступить. Перестрелка продолжалась целый день. Только ночь принесла передышку.
        12 февраля. Ночь провели в снегу. Многие пообморозили руки и ноги. Утром пошли в наступление. Враг встретил нас градом пуль и снарядов. Гул канонады. Свист пуль. Разрывы. Подошедший бронепоезд противника почти в упор расстреливал наши поредевшие ряды.
        Сотни убитых и раненых. Голыми руками мы рвали колючую проволоку. Обмороженные и раненые, мы дрались при 40-градусном морозе.
        И мы победили.
        Враг не выдержал и бежал.
        Волочаевка стала советской.


        Герои Приморья!
        Степанов.
        В темной от копоти избенке, закутавшись в шинель, нахлобучив потрепанный шлемишко, маленький широкоплечий комполка тов. Захаров тяжеловесно, не по росту и весу, ходил от переднего угла до порога и что-то размышлял про себя. Остановившись в переднем углу, он сказал вслух:
        "Ну, голубчики, берегись".
        "Голубчики" - это его излюбленная поговорка.
        - Ты это что, товарищ командир, кого? - поинтересовался вестовой комполка.
        - Я это, дружище, о беляках. Больно уж они надоедливый народ. Надо поскорее с ними покончить, зачем терять из наших рядов лучших товарищей.

        У Захарова после последних поев с белыми осталось 200 человек в полку. Главком Блюхер приказал влить ему в полк несколько партизанских отрядов и бывших пленных красноармейцев, ныне освободившихся от семеновского эшелона смерти. Захаров повеселел, у него стало больше 800 человек. У него имелось даже немного времени, что бы сколотить подразделения, потренировать в стрелковом деле и тактике вчерашних партизан - вчерашних героев тайги и сопок, ныне ставших бойцами Народно-Революционной армии. Комполка и комиссар вчера на партсобрании четко дали установку: впереди серьезные схватки, враг цепляется за последние возможности, ему жить по нашим расчетам осталось несколько дней, а там море и "каюк, смерть" врагу надо обеспечить. Плиморье от приспешников Николки освободить, пусть пыхтят заводы и бороздят поля для нас, рабочих и крестьян; нужно сделать так, чтоб в работе нам никто не мешал. К ноге врага! На лицах партийцев ясно читалось: "Есть, к ноге врага!" так же думал и весь остальной состав полка. Каждый горел желанием скорее расправиться с остатками шаек Семенова, Колчака, Меркулова, Калмыкова.

        В поход на врага!
        Вдруг все зашевелилось, забегало, застучали вернувшиеся с "курорта" Максимы, засверкали штыки, заблестели у разведчиков клинки, - полк выступал, чтоб отдать последнюю дань "своим крестникам", (так называли красноармейцы белях, потому, что они всюду крестили - били). Видом своим нам нельзя было пощеголять: поизносились в сопках куртки партизан,, поистрепались красноармейские шинеленки, пулеметы много потерпели разных невзгод, - бывало, как, где туго, так: "Ну-ка, друг Макся, выручай!" и строчит Макся, аж весь паром дрожит, а дело свое делает. Винтовочки - о них и речи быть не может, - старушки стали, и все остальное, что имел полк, - службищу долгую служило.
        Вот бойцы в вагонах. Сигнал к отправлению. Поехали. В теплушках звуки гармошки, песен, воспоминаний из боевого прошлого. Бодрость на лицах и в глазах несокрушимая уверенность в победе.
        Вся эта масса бывалых бойцов двинулась на врага, вооруженная не только винтовкой, но и классовым сознанием - ленинской дальнобойным оружием, - сознанием ответственности и ясности цели.
        Вагоны замедлили бег. Остановились...
        - Вылезай!
        - За мной, бегом, - кричат командиры и подразделение за подразделением, оставляя состав, скрылись за хатами маленького раз'езда Ольгохта.
        Комбриг приказал сменить сторожевое охранение 5 полка. Комбриг молодцевато смотрит кругом, бодростью дышит широкая грудь и стрелки бодры и веселы.
        В 6 часов утра 9 февраля полк двинулся в направлении ст. Волочаевка. Не чеканили шаг бойцы, но тверже твердого была их поступь.
        - Андрей, иди в ногу.
        - Пошел ты. Мы с тобой пойдем в ногу, когда вон с той сопки засыпят по нас беляки.
        - Стой!
        Командиры разведок и комроты - к командиры полка.
        - Товарищи командиры, вон сопка Лунка-Карань, вон водокачка... Приказываю разведать подступы к сопке и при малочисленности противника занять таковую. Отрезать бронепоезд и не дать взорвать мост!.
        Разведка двинулась, но противник заметил ее и открыл огонь с бронепоезда. Пришлось остановиться.
        В 12 часов полк повел наступление на Волочаевку. В 21 час началась перестрелка. Противник бил из орудий, пулеметов, щелкал из винтовок и это продолжалось 22 часа, 22 часа на наши головы сыпался свинец и чугун. Из рядов стали выбывать: кто на перевязочный пункт, а кто и "совсем". Трудно было драться с укрепившимся противником. Белыми была использована техника по укреплению окопов, сооружены в несколько рядов проволочные заграждения, в их распоряжении были высоты, местность кругом открыта.
        10-го февраля полк продолжал наступление на Волочаевку. Вот уже видно проволочные стены. Мы уже близко от них. Но огонь противника настолько силен, что дальше двигаться невозможно.
        Возможно!
        Смелость взяла свое - подползли, пустили в ход клинки, приклады, руки, палки, чтобы прорвать проволочную сеть.
        Первый ряд повален, но за ним еще колючая горотьба. Стемнело. Пошел снег. В снего провели ночь, а чуть рассветало, противник засыпал нас градом пуль и картечью. Ряды заметно стали редеть, нужно было отходить. Так и сделали.
        Эх, кто бы знал, с какой злобой оставляли мы кусок территории, ставший нам не один десяток лучших бойцов и командиров. Еще с большей злобой запылали сердца бойцов, еще большая ненависть к врагу кипела в груди.
        Отступать? Ни за что! Неразгибавшиеся от мороза руки судорожно дергают затвор винтовки, ноги сами несут в сторону врага.
        Чуть рассветало - приказ: "Вперед! и... пошла!
        Нужно было диву дивиться, как покатилось эта лавина под свинцовый дождь, треск, свист, взрывы, крики, ураганный огонь с двух вражеских бронепоездов. Ничто не страшило бойцов. Стремление победить во что бы то ни стало победило все и ряд за рядом прорывались проволочные стенки, а ну, еще напор!
        Бей. Рви грудью проволоку!
        Правый фланг, нажимай!
        Баталион, прорвавшийся во фланг противника, выбил его из окопов. Враг зашевелился, заметался, сделал последние вздохи и в панике стал отходить.
        Сопка наша!


        Герои Волочаевки
        Георгий Насыпайко.

        Волочаевский бой... Тихо день догорал,
        Всюду пятна чернеют кровавые...
        И разбросаны кучи замороженых тел
        Павших братьев, погибших со славою!
        Нестерпимый мороз беспощадно жесток,
        Словно иглами, в тело вонзается.
        Но идет, напрягая все силы, стрелок,
        Все вперед и вперед продвигается.
        Пеленою застлал поле битвы туман.
        С острой болью и громкими стонами,
        Постепенно слабея от множества ран,
        Все же полк наступает колоннами.
        Всяк готов за свободу был там умереть.
        Грудью шли волочаевцы, тучею.
        И колючую, длинную проволок сеть
        Разрывали руками могучими.
        Да, товарищ, жаркая битва была...
        Победило к свободе стремление.
        Там, облитые кровью, повисли тела
        На колючем гвозде заграждения.
        И в свободной стране, стране братства, труда.
        Наш рабочий сильней укрепляется.
        И столетья пройдут - будет помнить всегда
        Он героя-бойца Волочаевца.


        За перестройку военной работы
        Зам. комиссара полка БЕЛЕНКО.
        Подготовка к празднованию восьмой годовщины полка явилась массовой проверкой всех достижений и недочетов в учебе.
        У нас еще не всеми осознана важность метода социалистического соревнования. Боевая подготовка, хозяйственно-бытовые (вопросы, внешкольная работа пока еще в очень слабой мере охвачены самокритикой, ударничеством. Есть ряд товарищей, сторонящихся социалистических методов работы. С недопустимой медлительностью идет работа по содействию колхозному строительству и весенней посевной кампании. Формы внешкольной работы не всегда соответствуют запросам масс и сегодняшнему моменту.
        В хозяйственном обслуживании продолжают иметь место перебои и значительные недочеты.
        Качество политзанятий необходимо повысить. От политзанятий еще продолжает веять скукой. Политзанятия зачастую отдают словесностью.
        Рост военной угрозы Советскому Союзу, кипучая социалистическая стройка, ярое сопротивление классовых врагов - все это обязывает нас еще раз проверить выполнение стоящих перед нами задач и сообразно с ними пересмотреть и немедленно перестроить вею нашу работу.
        Только таким путем мы сможем зашить имеющиеся у нас прорехи.
        На пороге девятого года задача волочаевца - всю активность направить немедленно на перестройку своей работы для устранения выявленных недостатков, для укрепления своей боеспособности, чтобы оказаться достойными славных боевых традиций волочаевцев.


        Интернациональная делегация приветствует волочаевцев
        тов. Вронский. (Польша).
        Короткие моменты, прожитые нами вместе с красноармейцами, комсоставом и политработниками Волочаевского Краснознаменного полка останутся нам в памяти навсегда. Эти воспоминания будут могучим толчком в нашей борьбе против буржуазии, - за защиту Советского Союза, за власть советов во всем мире. Пусть бойцы-волочаевцы и вся Особая Краснознаменная помнят всегда, что недалек день, когда плечо к плечу мы пойдем вместе с вами в последний и решительный бой.


        "Умираю за Советский Союз"
        В борьбе с белокитайцами умер от пули комсомолец-волочаевец тов. Зотин. В письме, найденном у него, говорится:
        "Я знаю, что я умру, но я горжусь, что умираю за Советской Союз. Прошу передать всем товарищам, чтобы стойко защищали границы.

Зотин.
        

В номере
Весь Набат молодежи
Главная страница

Далькрайлит: № 216             
Выпускающий редактор: S.N.Morozoff 
Полоса подготовлена:  S.N.Morozoff