Размер: 35,4kb,391x350x100dpi

        Это внук великого русского ученого Циолковского - АЛЕША КОСТИН, ученик 2-го класса 6-й школы города Калуги. Алеша очень интересуется дирижаблестроением. Он часто посещает музей имени Циолковского и знакомится там с устройствам цельнометаллических дирижаблей.

Фото Ф.ЧМИЛЬ


Нам пишут!


        УЧИМ НЕГРАМОТНЫХ
        СТЕПА СИВОКОНЬ. Казахская ССР, село Астаховка.
        Мы, пионеры, узнали, что в нашем селе есть 10 взрослых людей, которые не умеют еще ни читать, ни писать. И мы взялись научить их грамоте.
        Мы не только учим их читать и писать, но и читаем им газеты, рассказываем обо всем, что происходит в нашей стране.
        У нас живет 70-летняя старуха, так мы с ней тоже занимаемся. Она уже умеет письмо написать и даже понемногу газету читает. Мы ей рассказали про Ленина, про Сталина. Бабушка очень любит слушать наши рассказы.


        На берегу Имандры
        ТОЛЯ ПОПОВ.
        На берегу большого озера Имандры (на Кольском полуострове) раскинулся наш город Монче- горск. Наш город молодой, ему еще и пяти лет нет. Раньше на этом месте был лес, и жили здесь всего две семьи саами.
        В 1935 году появились первые два дома и несколько палаток. А сейчас у нас уже рабо- тают рудник для добывания никеля, фабрика. Выстроены две каменные школы, больница, банно-прачечный комбинат, много жилых домов.
        К Кировской железной дороге от нашего города проложена ветка длиной в 32 километра.


Размер: 17,8kb,175x350x100dpi

В Сталинском районе Москвы был проведен костер. После него пионеры выступали со своей самодеятельностью. Здесь вы видите группу ребят, играющих на ксилофоне.

Фото В.ГОРШКОВА

Пионерская правда помогла

В ОТРЯД ПОСЛАЛИ ДРУГОГО ВОЖАТОГО

        Плохо работал вожатый отряда 5-го класса 5-й Кутаисской школы (Грузия) комсомолец Аруцев. Он редко приходил в отряд, сборы почти никогда не проводил.
        Пионеры написали об этом в редакцию. Их письмо мы послали в кутаисский горком комсомола. Горком послал в отряд другого вожатого.


ВАМ НРАВИТСЯ ТАКОЙ СБОР?

        БОРЯ КОСИЧКИН. Москва.
        Недавно на совете отряда ребята решили устроить интересный сбор. У многих пионеров есть какие-нибудь животные, рыбы или птицы. Совет отряда решил: пусть на сборе каждый из таких ребят расскажет о своем воспитаннике и покажет его.
        Я ехал с одного конца города на другой. С вечера мы условились: я беру своих ужей и захожу за Славой Копыловым, берем его ежика и идем к Фане Левиной, захватываем ее аквариум и идем за Володей Калининым и его крысами и так далее, пока не обойдем всех.
        Так мы и сделали. Когда мы шли по улицам, все оглядывались на нас. Действительно, получился какой-то бродячий зверинец: кошка "Мурка", щенок "Дези", крысы, кролики, птицы в клетках. Только моих ужей не было видно, я сунул их в карман.
        Наконец добрались до школы.
        - Отряд, смирно! - скомандовал вожатый.
        Я вытянулся и чувствую, что-то движется по ноге. Моим ужам надоело сидеть в кармане, и они решили погулять, а мне шевелиться нельзя... Ужи выползли на середину комнаты. "Змея!" закричали ребята и кинулись во все стороны. Еле мы с вожатым их успокоили.
        Сбор начался. Сначала поговорили о своих отрядных делах, потом прочитали о событиях в Испании, и начались рассказы о зверях.
        Первым рассказывал Слава. Он сообщил, что его ежика зовут "Коля" - от слова "колючий". Тут все Коли нашего отряда (а их у нас четыре) хотели возмутиться, но вожатый успокоил их:
        - Я, - говорит, - тоже Коля и очень рад, что такой симпатичный зверь носит мое имя.
        У "Коли" (ежика, а не вожатого) очень интересная биография. Его нашли в валенке славиной бабушки, которая живет в деревне, и переслали в город. Слава читал о ежах в книге Брема и всюду, где только можно о них прочесть. Он знает массу историй об ежах, об их повадках. Ежик - полезный зверек. Он охотится за мышами, питается червяками, улитками и личинками разных насекомых. Очень интересно было узнать, что ежата родятся, голыми и слепыми, потом у них вырастают иголки - совсем мягкие и не колючие. Со временем они твердеют.
        Лева поставил перед нами целое семейство белых крыс. Он рассказал о том, зачем нужны крысам длинные хвосты, почему у них красные глаза и многое другое.
        Потом настала очередь рыб, потом птиц, потом моих ужей.
        Я могу рассказывать об ужах целый час, но так как любителей ужей у нас не так уж много, я рассказал только самое важное.
        После сбора некоторые ребята пошли в зоомагазин, чтобы выбрать себе какого-нибудь зверька или птичку.
        Мы решили, если найдем подходящее место в школе, устроим отрядный живой уголок.

Размер: 18,8kb,185x400x100dpi

         Днепропетровская областная техническая станция готовит экспонаты на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку. Юный орнитолог СЕРЕЖА СВЕЧНИКОВ рассматривает яйцо страуса.

(Союзфото)


        ОБ ЭТОМ СБОРЕ
        Перед тем как напечатать заметку Бори Косичкина в газете, мы дали ее прочитать некоторым председателям и членам советов отрядов.
        - Нравится ли вам, - спросили мы, - сбор, о котором пишет этот пионер?
        - Да как вам сказать... сбор хороший, интересный сбор, только странный какой-то. Почему это на сборе вдруг звери! Нет, это не полагается.
        Почему не полагается, вряд ли кто-нибудь из них мог бы это об'яснить; никто не издавал такого закона, но как-то уж так повелось, что на сборе можно заниматься только совершенно определенными вещами. Их не так уж много: беседа или доклад, песни, танцы, игры. Многие пионерские сборы похожи друг на друга, как братья-близнецы. На одном - беседа, песни и танцы, на другом - танцы, песни и беседа. Мы ничего против них не имеем: беседа - дело хорошее, и петь нужно, и сплясать не грех. Но почему только это? Почему на сборах нельзя заниматься и другим, не менее интересным и полезным, нужным и веселым? Почему это не полагается?
        Мы печатаем сегодня письмо пионера об одном таком сборе. Мы считаем, что это хороший сбор, хотя и не похож на обычные сборы отряда. Просим ребят написать о том, согласны ли они с нами, о том, какие еще интересные сборы они хотели бы провести или проводят.


История обыкновенных вещей
Египетский писец
Б У М А Г А

        Л.КОГАН.
        ПРИ раскопках египетских гробниц европейские ученые нашли длинные свитки, исписанные иероглифами. Ученые установили возраст этих свитков.
        Оказалось, что некоторые написаны еще в XVIII веке "до нашей эры, около 4.000 лет назад.
        Свитки эти были сделаны из растения "папирус", похожего на камыш и растущего на низменных берегах реки Нила. Египтяне разрезали сердцевину ствола папируса на очень тонкие пластинки. 5 - 6 слоев таких пластинок они накладывали вдоль и поперек, склеивали их и так получали лист не толще полотна.
        На папирусе люди писали в течение двух с половиной тысяч лет. Еще в VIII веке нашей эры папирус был распространен по всей Европе.
На смену ему в IX веке пришел пергамент.
        06 изобретении пергамента существует такая легенда. Царь города Пергама (в Малой Азии) решил завести библиотеку. Для этого он должен был купить папирус, собрать много писцов (ведь тогда книги переписывались от руки) и засадить их за работу. Египетский же фараон, владевший, тогда самой большой библиотекой, боялся конкуренции и не захотел продавать папирус пергамскому царю. Тогда в Пергаме стали думать, чем бы заменить папирус. Так появился названный по имени города Пергама "пергамент".
        Пергамент делают из шкуры молодых телят, баранов, коз. Шкуры очищают от шерсти, скребут, растягивают на рамах, сушат, полируют, и получается пергамент - гладкий, тонкий (чем моложе животное, тем тоньше пергамент), светлый лист, вполне годный для письма. Пергамент гораздо крепче, прочнее папируса, и книга из пергамента может жить дольше. Но пергамент очень дорог: ведь для того, чтобы сделать одну книгу, приходилось уничтожать чуть не целое стадо. А книг нужно было все больше и больше. Вот почему пергамент просуществовал недолго.
        В XII веке стали пользоваться бумагой. Откуда взялось русское слово "бумага", точно неизвестно. Наверно, от греков. По-гречески хлопчатая бумага - "бамбаки".
        Где и когда впервые появилась такая бумага, какой пользуемся мы теперь? Один французский ученый, изучавший историю бумаги, так говорит о ее появлении в Европе:
        "Бумага пришла из Китая очень медленным путем - со средней скоростью, может быть, ста верст в сто лет. В 650 году ее видели в Самарканде; в 800 году встречают в Багдаде; в 1 100 году она дошла до Каира. Затем она проходит по берегу Африки, переплывает через Средиземное море и долго не переходит Лангедока (Южная Франция)".
        В XIII веке бумажные мельницы появились уже во многих европейских странах. Сначала бумагу делали из тряпок:
        тряпки выстирывали, высушивали и пускали на мельничные жернова для растирки; измельченную массу сбрасывали в чаны с водой и размешивали палками, пока она не превращалась в жидкую кашицу. Кашицу выкладывали на решете, сделанном по форме листа, и через сетку сцеживали воду. Получалось сырые листы. Их прокладывали войлоком или толстой материей, складывали под пресс и затем сушили на веревках, каждый лист отдельно, как белъе.
        В XVIII веке стали печатать много книг, и бумаги потребовалось столько, что тряпок нехватало. Попробовали делать бумагу из различных растений. В конце концов, остановились на древесине. А из всех деревьев самыми лучшими оказались хвойные - ель, сосна, пихта.
        Но продолжают делать бумагу и из тряпок. Она лучше, прочнее всякой другой.
        Делают бумагу теперь, конечно, уже не на кустарных мельницах, а на больших бумажных фабриках.

В номере
Вся Пионерка
Главная страница

Уполномоченный Главлита: В-37785         
Выпускающий редактор: S.N.Morozoff 
Полоса подготовлена: S.N.Morozoff