ПРОЦЕСС АНТИСОВЕТСКОГО "ПРАВО-ТРОЦКИСТСКОГО БЛОКА"
О б в и н и т е л ь н о е  з а к л ю ч е н и е
по делу Бухарина Н.И., Рыкова А.И., Ягоды Г.Г., Крестинского Н.Н., Раковского Х.Г., Розенгольца А.П., Иванова В.И., Чернова М.А., Гринько Г.Ф., Зеленского И.А., Бессонова С.А., Икрамова А.,   Ходжаева Ф.,   Шаранговича В.Ф.,   Зубарева П.Т.,  Буланова П.П.,  Левина Л.Г.,
Плетнева Д.Д., Казакова И.Н., Максимова-Диковского В.А. и Крючкова П.П., -

  ОБВИНЯЕМЫХ В ТОМ, ЧТО ОНИ ПО ЗАДАНИЮ РАЗВЕДОК ВРАЖДЕБНЫХ К СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ СОСТАВИЛИ ЗАГОВОРЩИЦКУЮ ГРУППУ ПОД НАЗВАНИЕМ "ПРАВО-ТРОЦКИСТСКИЙ БЛОК", ПОСТАВИВШУЮ СВОЕЙ ЦЕЛЬЮ ШПИОНАЖ В ПОЛЬЗУ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ, ВРЕДИТЕЛЬСТВО, ДИВЕРСИИ, ТЕРРОР, ПОДРЫВ ВОЕННОЙ МОЩИ СССР, ПРОВОКАЦИЮ ВОЕННОГО НАПАДЕНИЯ ЭТИХ ГОСУДАРСТВ НА СССР, РАЧЛЕНЕНИЕ СССР И ОТРЫВ ОТ НЕГО УКРАИНЫ, БЕЛОРУССИИ, СРЕДНЕ-АЗИАТСКИХ РЕСПУБЛИК, ГРУЗИИ, АРМЕНИИ, АЗЕРБАЙДЖАНА, ПРИМОРЬЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ - В ПОЛЬЗУ УПОМЯНУТЫХ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ, НАКОНЕЦ, СВЕРЖЕНИЕ В СССР СУЩЕСТВУЮЩЕГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО И ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ      КАПИТАЛИЗМА,    ВОССТАНОВЛЕНИЕ     ВЛАСТИ      БУРЖУАЗИИ.

        Проведенным органами НКВД расследованием установлено, что по заданию разведок враждебных к СССР иностранных государств, обвиняемые по настоящему делу организовали заговорщицкую группу под названием "право-троцкистский блок", поставившую своей целью свержение существующего в СССР социалистического общественного и государственного строя, восстановление в СССР капитализма и власти буржуазии, расчленение СССР и отторжение от него в пользу указанных выше государств Украины, Белоруссии, Средне-Азиатских республик, Грузии, Армении, Азербайджана и Приморья.
        Следствием установлено, что "право-троцкистский блок" об'единял в своих рядах подпольные антисоветские группы троцкистов, правых, зиновьевцев, меньшевиков, эсеров, буржуазных националистов Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана, Средне-Азиатских республик, что подтверждается не только материалами настоящего следствия, но и материалами судебных процессов, прошедших в разных местах в СССР, и, в частности, судебных процессов по делу группы военных заговорщиков - Тухачевского и других, осужденных Специальным Присутствием Верховного Суда СССР 11 июня 1937 года, и по делу группы грузинских буржуазных националистов Мдизани, Окуджава и др., осужденных Верховным Судом Грузинской ССР 9 июля 1937 года.
        Лишенные всякой опоры внутри СССР, участники "право-троцкистского блока" все свои надежды в борьбе против существующего в СССР общественного и государственного социалистического строя и на захват власти возлагали исключительно на вооруженную помощь иностранных агрессоров, обещавших оказать заговорщикам эту помощь на условиях расчленения СССР и отторжения от СССР Украины, Приморья, Белоруссии, Средне-Азиатских республик, Грузии, Армении и Азербайджана.
        Такое соглашение "право-троцкистского блока" с представителями указанных выше иностранных государств облегчалось тем, что многие руководящие участники этого заговора являлись давнишними агентами иностранных разведок, осуществлявшими в течение многих лет шпионскую деятельность в пользу этих разведок.
        Это прежде всего относится к одному из вдохновителей заговора - врагу народа Троцкому. его связь с Гестапо была исчерпывающе доказана на процессах троцкистско-зиновьевкого террористического центра в августе 1936 года и антисоветского троцкистского центра в январе 1937 года.
        Однако имеющиеся в распоряжении следствия по настоящему делу материалы устанавливают, что связь врага народа Троцкого с немецкой политической полицией и разведками других стран относится к значительно более раннему периоду времени. Следствием точно установлено, что Троцкий был связан с германской разведкой уже в 1921г. и с английской "Интеллиженс-Сервис" с 1926 года..
        Что касается привлеченных по настоящему делу, то значительная часть этих обвиняемых по их собственному признанию являются шпионами-агентами иностранных разведок уже длительное время. Так, обвиняемый Крестинский Н.Н. по прямому заданию врага народа Троцкого вступил в изменническую связь с германской разведкой в 1921 году.
        Обвиняемый Розенгольц А.П. - один из руководителей троцкистского подполья - начал свою шпионскую работу для германского генерального штаба в 1923 году, а для английской разведки - в 1926 году.
        Обвиняемый Раковский Х.Г. - один из ближайших и особо доверенных людей Л.Троцкого - является агентом английской "Интеллиженс-Сервис" с 1924 года и японской разведки с 1934 года.
        Обвиняемый Чернов М.А. начал свою шпионскую работу в пользу Германии в 1928 году, связавшись с германской разведкой по инициативе и при содействии небезызвестного эмигранта-меньшевика Дана.
        Обвиняемый Шарангович В.Ф. был завербован и переброшен польской разведкой для шпионской работы в СССР в 1921 году.
        Обвиняемый Гринько Г.Ф. стал шпионом германской и польской разведок в 1932 году.
        Руководители "право-троцкистского блока", в том числе обвиняемые по настоящему делу Рыков, Бухарин и другие были полностью осведомлены о шпионских связях своих соучастников и всячески поощряли расширение этих шпионских связей.
        Все это достаточно об'ясняет, почему эти господа, состоявшие на службе иностранных разведок, с такой легкостью шли на расчленение СССР и отторжение целых областей и республик в пользу иностранных государств.
        Соглашение "право-троцкистского блока" с иностранными разведками также облегчалось и тем, что некоторые из обвиняемых по настоящему делу заговорщиков являлись провокаторами и агентами царской охранки.
        Пробравшись на ответственные посты в советском государстве, эти провокаторы, однако, не переставали опасаться разоблачения своих преступлений против рабочего класса, против дела социализма. Охваченные постоянным страхом своего разоблачения, эти участники заговора видели свое единственное спасение в свержении советской власти, ликвидации советского строя, восстановлении власти помещиков и капиталистов, в интересах которых они продавались царской охранке и при которой они только и могли чувствовать себя вне опасности.
        Так, обвиняемый Зеленский И.А. являлся агентом самарского жандармского управления с 1911 года. С того времени Зеленский под кличками "Очкастый" и "Салаф" систематически информировал жандармское управление о деятельности самарской организации большевиков, получая за это регулярное ежемесячное денежное вознаграждение.
        Обвиняемый Иванов свою провокаторскую деятельность начал с 1911 года, когда был завербован Тульской охранкой и стал агентом охранки под кличкой "Самарин".
        Обвиняемый Зубарев был завербован царской полицией в 1908 году и сотрудничал в ней под кличками "Василий", "Палин" и "Прохор".
        Как установлено следствием, для достижения своих преступных целей по свержению советского правительства, захвату власти и восстановлению капитализма в СССР заговорщики, по прямым указаниям иностранных разведок, вели широкую шпионскую работу в пользу этих разведок, организовывали и осуществляли вредительские и диверсионные акты в целях обеспечения поражения СССР в предстоящем нападении на СССР фашистских агрессоров, всячески провоцировали ускорение этого нападения фашистских агрессоров, а также организовали ряд террористических актов против руководителей партии, правительства и выдающихся советских деятелей.


I. ШПИОНАЖ ПРОТИВ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА
И ИЗМЕНА РОДИНЕ.

        Следствием установлено, что большинство главарей "право-троцкистского блока", обвиняемых по настоящему делу, осуществляло свою преступную деятельность по прямому указанию Троцкого и по планам, широко задуманным и разработанным в генеральных штабах некоторых иностранных государств.
        Агент германской разведки - видный троцкист обвиняемый Крестинский - на допросе в Прокураторе Союза ССР 2 декабря 1937 года заявил:
 

        "На шпионскую связь с немцами я пошел по прямому заданию Троцкого, который поручил мне начать по этому поводу переговоры с генералом Сектом..."
(т.3, л.д. 102).


        Касаясь обстоятельств установления связей троцкистской организации с немецкой разведкой, обвиняемый Крестинский показал, что он зимой 1921 года вел с командующим германским рейхсвером генералом Сектом переговоры о получении от рейхсвера денежных средств для ведения троцкистской подпольной работы взамен предоставления троцкистами немецкой разведки шпионских материалов.
        Обвиняемый Крестинский по этому поводу показал:
 

        "...Троцкий поручил мне по приезде в Берлин завязать по этому вопросу переговоры с генералом Сектом. Эту директиву Троцкого я выполнил..."
т.3, л.д. 14 об.).

        Обвиняемый Крестинский, говоря далее о своей и своих сообщников изменнической деятельности, показал:
 

        "С генералами Сектом и Хассе мы договорились о том, что будем содействовать рейхсверу в создании на территории СССР ряда опорных разведывательных пунктов, путем беспрепятственного пропуска командируемых рейхсвером разведчиков и что мы будем снабжать рейхсвер разведывательными материалами, т.е. попросту говоря, будем немецкими шпионами. За это рейхсвер обязался ежегодно выплачивать 250.000 марок в виде субсидии на к.-р. троцкистскую раьту..."
(т.3, л.д. 102)
 

        "Выплата денежных субсидий производилась регулярно, частями, несколько раз в год, главным образом, в Москве и изредка в Берлине... В Берлине эти деньги, когда их по тем или иным причинам не выплачивали в Москве, получал я непосредственно от Секта, обычно отвозил в Москву и передавал Троцкому".
(т.3, л.д. 15).

        Другой видный троцкист, один из руководителей антисоветского троцкистского подполья и активный участник заговора, обвиняемый Розенгольц, уличенный в шпионаже, подтвердив на следствии факт соглашения Троцкого с рейхсвером, показал:
 

        "Моя шпионская деятельность началась еще в 1923 году, когда по директиве Троцкого я передал ряд секретных документов командующему рейхсвером Секту и начальнику немецкого генштаба Хассе. В дальнейшем со мной непосредственно связался ...... посол в СССР г-н N, которому я периодически передавал сведения шпионского характера. После от'езда г. N я продолжал шпионскую связь с новым послом г. N".
(т.6, л.д. 131 об.).

        После фашистского переворота в Германии шпионская работа троцкистов приняла еще более широкий и резко выраженный пораженческий характер.
        Обвиняемый Бессонов, по его собственному признанию, принимавший активное участие в нелегальных переговорах троцкистов с германскими фашистскими, преимущественно, военными кругами о совместной работе против СССР, не только лично вел переговоры о поддержке антисоветского заговора с ближайшим сотрудником Розенберга по внешне-политическому отделу фашистской партии Дайцем, но и был в курсе встреч и переговоров Л.Троцкого с Гессом, Нидермайером и проф. Хаусховером, с которыми Троцкий и достиг соглашения на условиях, о которых говорил Пятаков на судебном процессе по делу антисоветского троцкистского центра.
        Обвиняемый Бессонов показал, что:
 

        "... как видно из этих условий...центр тяжести подпольной борьбы троцкистов переносился на подрывные шпионские, диверсионные и террористические акты внутри СССР".
(т.11, л.д. 106).

        Наличие соглашения Л.Троцкого и троцкистской организации в СССР с фашистскими кругами и проведение в СССР подрывной пораженческой работы по указаниям германской разведки, признали на следствии и другие обвиняемые по настоящему делу.
        Однако, связями с германским фашизмом пораженческая работа троцкистских наймитов не ограничивалась. Они вместе с другими участниками антисоветского заговора, в соответствии с линией Л.Троцкого, ориентировались и на другого фашистского агрессора - Японию.
        Фактическая сторона изменнических отношений антисоветских заговорщиков с японской разведкой представляется по материалам следствия в таком виде.
        Как показал обвиняемый Крестинский, во время свидания с Л.Троцким в Меране, в октябре 1933 года, Троцкий ему заявил о необходимости установления более тесной связи с японской разведкой.
        Это указание Троцкого было Крестинским передано Пятакову и другим главарям заговора, которые через обвиняемого Раковского и других участников заговора вошли в изменнические сношения с представителями Японии, обязавшимися оказывать заговору вооруженную помощь в свержении советской власти, взамен чего заговорщики обещали отдать Японии советское Приморье.
        Как установлено следствием, обвиняемый Раковский в связи с его пребыванием в Японии летом 1934 года получил от Пятакова указание о том, что -
 

        "...нужно усилить одновременно и внешнюю деятельность в смысле контакта с враждебными СССР правительствами... надо попытаться использовать поездку в Токио и что, вероятно, ......... предпримет необходимые шаги в этом направлении".
(т.4, л.д. 194).

        Это поручение обвиняемый Раковский выполнил и, находясь в Токио, действительно установил связь с ......... кругами.
        По этому поводу обвиняемый Раковский показал:
 

        "Все эти обстоятельства имели своим логическим и практическим последствием тот факт, что я... стал со времени моего пребывания в Токио прямым агентом-шпионом......... будучи завербован для этой цели, по поручению......... г-ном N, влиятельнейшим политическим деятелем капиталистическо-феодальной Японии и одним из крупнейших ее плутократов".
(т.4, л.д. 186).

        Тот же обвиняемый Раковский, говоря о связи врага народа Л.Троцкого с английской разведкой, показал:
 

        "Троцкий, как мне было известно, являлся агентом "Интеллиженс-Сервис" с конца 1926 года. Об этом мне сообщил сам Троцкий.
(т.4, л.д. 363).

        Входившие в состав "право-троцкистского блока" группы буржуазных националистов также были теснейшим образом связаны с иностранными разведками.
        Так, обвиняемый Гринько, являвшийся агентом немецкой и польской разведок, касаясь антисоветской деятельности украинской национал-фашистской организации, одним из руководителей которой он являлся, показал:
 

        "...к 1930 году относится обсуждение в нашей организации вопроса о необходимости договориться с Польшей об оказании военной помощи повстанческому выступлению на Украине против советской власти. В результате этих переговоров с Польшей, было достигнуто соглашение и польский генеральный штаб усилил переброску на Украину оружия, диверсантов и петлюровских эмиссаров".
(т.9, л.д. 18).

        И далее:
 

        "В конце 1932 года я, на почве моей националистической работы, вступил в изменническую связь с г-ном N. Мы встречались с ним в моем служебном кабинете, куда г-н N являлся по делам германской концессии".
        "Во второй половине 1933 года г-н N мне прямо сказал, что германские фашисты хотят сотрудничать с украинскими националистами по украинскому вопросу. Я ответил г-ну N согласием на сотрудничество. В дальнейшем, на протяжении 1933-1934 г.г. у меня было несколько встреч с г-ном N, а перед его от'ездом из СССР он связал меня с г-ном N, с которым я продолжал свои изменнические сношения".
(т.9, л.д. 286 об.).

        Другой участник антисоветского заговора и один из руководителей националистической организации в Узбекистане обвиняемый Икрамов показал:
 

        "Перед нами постоянно возникал вопрос о необходимости ориентироваться на одно из сильных европейских государств, которое оказало бы нам непосредственную помощь в момент вооруженной борьбы против советской власти."...
(т.12, л.д. 59, 60).
 

        "...некоторые члены к.-р. организации считали Англию наиболее реальной в деле оказания помощи нам, так как она страна мощная и сможет с достаточной силой поддерживать нас в момент непосредственной вооруженной борьбы".
(т.12, л.д. 60).

        Обвиняемый Шарангович, агент польской разведки и один из руководителей белорусских национал-фашистов признал, что эта организация вела свою подрывную работу не только по указаниям правых и "право-троцкистского блока", но и по директивам польской разведки.
        По этому поводу обвиняемый Шарангович показал:
 

        "К этому периоду (1933г.) сгладились какие-либо разногласия между правыми, троцкистами и национал-фашистами. Все мы ставили перед собой одну задачу - задачу борьбы с советской властью любыми методами, включая террор, диверсию и вредительство. Конечной целью всех этих трех организаций, действовавших на территории национальной республики, было отторжение Белоруссии от Советского Союза и создание "независимого" буферного государства, которое, несомненно, находилось бы целиком в руках Польши и Германии..."
(т.14, л.д. 27).

        И далее:
 

        "Несмотря на то, что директивы, получаемые нами, исходили, с одной стороны, из Москвы, от центра правых и троцкистов, а с другой стороны, Из Варшавы - от польских ......... кругов, никакого различия в их содержании не было, они были едины и нами претворялись в жизнь".
(т.14, л.д. 31).

        Обвиняемый Рыков полностью подтвердил наличие изменнической связи правых с фашистской Польшей, показав:
 

        "...группа участников организации правых, в соответствии с указаниями центра правых и моими личными указаниями, в целях осуществления наших заговорщицких, изменнических планов установила связь с фашистской Польшей, с польскими разведывательными органами в частности".
(т.1, л.д. 118).

        Говоря далее о планах отторжения от СССР Белоруссии, обвиняемый Рыков показал:
 

        "Общая формула, на которой мы тогда сошлись, сводилась к тому, что в переговорах с поляками... мы пойдем на отторжение от СССР Белорусской советской республики, на создание "независимой" Белоруссии под протекторатом Польши..."
(т.1, л.д. 119).

        Как установлено следствием, вся преступная деятельность входящей в "право-троцкистский блок" антисоветской группы правых доказывает, что правые были такой же агентурой иностранных генштабов, как и другие участники этого заговора.
        Одни из правых - непосредственно, другие через своих сообщников также были связаны с разведками иностранных государств, на помощь которых в своей борьбе против советской власти они только и рассчитывали.
        Обвиняемый Бухарин был в курсе переговоров Л.Троцкого с немецкими фашистами и так же, как и Л.Троцкий, подготовлял поражение СССР и отторжение от СССР Украины, Белоруссии, Приморья, Грузии, Армении, Азербайджана, и Средне-Азиатских республик.
        Это полностью признал обвиняемый Бухарин, показавший следующее:
 

        К тому времени, когда Троцкий вел переговоры с немецкими фашистами и обещал им территориальные уступки, мы, правые, уже были в блоке с троцкистами. Радек мне говорил, что Троцкий считает основным шансом прихода блока к власти поражение СССР в войне с Германией и Японией и предлагает после этого поражения отдать Германии Украину, а Японии - Дальний Восток. Радек мне сообщил об этом в 1934 году..."
(т.5, л.д. 107).

        По этому поводу обвиняемый Ф.Ходжаев на следствии показал:
 

        "Бухарин указывал, что Узбекистан и Туркмения должны быть отторгнуты от СССР и существовать под протекторатом Японии и Германии, но что при этом не удастся обойти и Англию и потому надо пойти на завязывание связей с англичанами. Реальнее всего стоял вопрос о протекторате Англии и потому упор был взят на нее".
(т.13, л.д. 89-89-об).

        Показание обвиняемого Ф.Ходжаева находит себе полное подтверждение и в других материалах следственного производства, полностью изобличающих пораженческую линию "право-троцкистского блока".
        Так, обвиняемый Рыков по этому поводу показал:
 

        "Что же касается нашей пораженческой позиции, то и ее Бухарин полностью разделял и высказывался за эту позицию еще более резко, чем мы. В частности, именно он внес предложение и формулировал идею открытия фронта немцам в случае войны".
(т.1, л.д. 152).

        Характеризуя свое отношение к этому вопросу, обвиняемый Рыков показал:
 

        "Как и другие члены центра правых, я был осведомлен об изменнических переговорах представителей нашей к.-р. организации с германскими фашистами, поддержку которых мы искали. Естественно, что такая поддержка была связана с необходимостью уступок германским фашистам, на что мы и шли".
(т.1, л.д. 151 об).

        Такова была шпионская и пораженческая работа "право-троцкистского блока", этих изменников, продававших иностранным разведкам советские государственные тайны, торговавших свободой народов СССР, независимостью и неприкосновенностью советского государства рабочих и крестьян.
        Осуществляя свои преступные замыслы, антисоветские заговорщики, по прямым директивам иностранных фашистских разведок, организовали в отдельных республиках, краях и областях Советского Союза разветвленную сеть диверсионных и вредительских гнезд, охватив ими ряд предприятий промышленности, транспорта, сельского хозяйства и системы товарооборота.
        Заключив соглашение с фашистскими кругами о предательском открытии армиям этих фашистских государств наших фронтов во время войны, участники право-троцкистского заговора готовили подрыв материально-технической базы Красной Армии - оборонной промышленности.
        Рядом подготавливаемых ими разрушительных диверсионных действий заговорщики рассчитывали во время войны взорвать и уничтожить решающие оборонные предприятия нашей социалистической родины. Они подготовляли также проведение крушений железнодорожных воинских поездов с массовыми человеческими жертвами.
        Они ставили своей задачей парализовать всю хозяйственную жизнь страны, питание армии и снабжение ее вооружением.
        Следствием установлено, что целый ряд таких диверсионных и вредительских актов заговорщиками был уже проведен в различных областях народного хозяйства.
        Наймит иностранных разведок, враг народа Троцкий, как это установлено следствием, в ряде своих писем и личных указаний руководящим участникам антисоветского заговора в СССР, требовал усиления вредительской и диверсионной деятельности внутри Советского Союза.
        Руководящий участник заговора - обвиняемый Крестинский показал, что ему лично в 1933 году в Меране Л.Троцкий заявил, что -
 

        "...ему, Троцкому, будет гораздо легче вести переговоры с немцами, если он сможет сказать им, что по линии проведения диверсионно-вредительских актов и подготовки террора действительно ведется серьезная работа".
(т.3, л.д. 54-55).

        Следствием установлено, что ряд совершенных в ДВК диверсионных актов был подготовлен и проведен участниками антисоветского заговора по прямым директивам японских разведывательных органов и врага народа Л.Троцкого. Так, по директиве японской разведки было организовано крушение товарного поезда с воинским грузом на ст.Волочаевка и на перегоне Хор-Дормидонтовка поезда №501, когда было убито 21 чел. И ранено 45 чел. По тем же указаниям японцев были совершены диверсии на шахтах №№10 и 20 в Сучане.
(см. т.45, л.д. 1-14).

        О таких же директивах, исходящих от Л.Троцкого, подробные показания на следствии дал обвиняемый Розенгольц, показавший следующее:
 

        "Наряду с директивой Троцкого, полученной мною через Крестинского и Седова, о проведении во Внешторге вредительской работы, направленной на оказание прямой помощи Германии и Японии, - характер моей вредительской деятельности определялся еще указаниями ...... послов в СССР г. N и г. N, связь с которыми в этом отношении сыграла крупную роль, так как мне приходилось руководствоваться в работе их конкретными указаниями.
        После установления контакта с Тухачевским и Рыковым, я известил первого через Крестинского, а последнего лично о директиве Троцкого по вредительской работе, и оба они одобрили проведение мною этой работы.
        Вредительство во внешней торговле в результате всего этого шло, главным образом, по следующим трем линиям: первое - экономическая помощь Германии и Японии за счет СССР; второе - нанесение экономического ущерба и вреда СССР; третье - нанесение политического ущерба СССР".
(т.6, л.д. 49).

        По указаниями "право-троцкистского блока", обвиняемый Шарангович развернул широкое вредительство в области сельского хозяйства и промышленности БССР.
        По этому поводу обвиняемый Шарангович показал:
 

        "На местах, для практического осуществления наших вредительских замыслов была создана сеть вредительских диверсионных групп... Все мы, начиная с руководителей организации и кончая ее рядовыми членами, являлись национал-фашистами и вели работу против советской власти, за отрыв Белоруссии от Союза ССР, не гнушаясь никакими способами"...
(т.14, л.д. 40).

        Обвиняемый Чернов, связанный на протяжении ряда лет с германской разведкой в качестве ее секретного агента в СССР, также активно использовал свое высокое служебное положение в СССР для организации по заданиям германской разведки ряда диверсионно-вредительских действий в сельском хозяйстве.
        Германский шпион обвиняемый Чернов о своих преступных связях с германским разведчиком корреспондентом газеты "Берлинер-Тагеблатт" Шефером и о своей вредительской работе в области сельского хозяйства показал следующее:
 

        "Когда я перешел на работу в Комитет Заготовок, то Шефер передал мне задание немцев - проводить вредительскую деятельность по линии Комитета Заготовок, в особенности в области мобилизационных запасов.
        Задания разведки по вредительству совпадали с указаниями, которые я, как член организации правых, получал от Рыкова. Тем с большей готовностью я принял их к исполнению".
(т.8, л.д. 98 об, 25).

        По этому поводу обвиняемый Чернов показал:
 

        "В 1934г., встретившись с Рыковым на его даче, я получил от него задание широко развернуть вредительство в области сельского хозяйства. Это задание я выполнил и проводил вредительскую подрывную деятельность достаточно активно".
(т.8, л.д. 93).

        Значительная подрывная вредительская деятельность в области сельского хозяйства вскрыта следствием и по Узбекистану, где орудовали националистические организации, блокировавшиеся через своих главарей обвиняемых Икрамова и Ходжаева с центром антисоветского заговора.
        Один из руководителей этой националистической организации обвиняемый Ходжаев Файзулла показал:
 

        "Мы не ограничивались только подготовкой кадров для вооруженной борьбы с советской властью, но мы уже сейчас активно действовали в целях подрыва мощи СССР".
(т.13, л.д. 66).

        Широкое проведение вредительских мероприятий по Узбекистану полностью подтвердил также обвиняемый Икрамов, показавший, что "право-троцкистский блок" поставил перед ним следующие задачи:
 

        "...а) развернуть работу по подготовке в Узбекистане вооруженного восстания, приурочивая его к моменту интервенции;
        б) решительно развернуть вредительскую и диверсионную работу во всех отраслях народного хозяйства с тем, чтобы последствиями вредительства вызвать недовольство у трудящихся к

В номере
Вся Правда
Главная страница

Главлит: B-37434         
Выпускающий редактор: S.N.Morozoff 
Полоса подготовлена: S.N.Morozoff